Источник прибыли Сбербанка — убытки Транснефти

00329904302002020223Сделка Транснефть-Сбербанк, в результате которой Транснефть понесла потери в размере 1 млрд. долларов, привлекает внимание парадоксальностью ситуации, — считает профессора кафедры Международных финансов МГИМО (У) МИД России Алексей Буренин.

Напомним, что «Транснефть» требовала признать недействительной сделку с банком, заключенную перед девальвацией рубля. Сбербанк, по условию сделки должен был обеспечить Транснефти дополнительное финансирование для обслуживания купонных выплат по ее облигациям. Компания решила хеджировать свои валютные риски и хотела заработать на этой сделке, но поставила на стабильность или снижение курса доллара, в то время как он в итоге начал резко расти, что и привело к гигантским потерям.

Но Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение Арбитражного суда Москвы о взыскании со Сбербанка в пользу «Транснефти» около 66,5 млрд рублей убытков. Суд решил, что условия сделки «были симметричными и не нарушали баланса сторон».

По мнению Алексея Буренина, в тоже время, вопросы по этой симметричной сделке остаются. Транснефть не собиралась выступать в роли спекулянта. Цели, как уже говорилось, были совершенно иными.

Сделку Транснефть заключила после многократных уговоров Сбербанка. Кроме того, надо учитывать, что Сбербанк выступал до этого в роли консультанта Транснефти и не действовал против интересов компании. Банк сам предложить Транснефти инструмент по удешевлению ее долговых обязательств и повода не доверять ему, у компании не было.

Алексей Буренин считает, что суд по формальному признаку оценил квалификацию сторон как одинаковую. Но согласиться с таким утверждением сложно. Сбербанк специализируется на операциях с разнообразными производными инструментами. Для Транснефти сделка с барьерными опционами была первым опытом.

Ученый уверен, что структура сделки должна была ограничить риск приемлемым для Транснефти уровнем. Почему же Сбербанк не предложил Транснефти структурировать сделку так, чтобы ограничить риск компании? Очевидно, потому, что Сбербанк действовал как спекулянт, и источник его прибыли в сделке — это убытки Транснефти. И чем больше убытки Транснефти, тем выше прибыль Сбербанка.

«Нельзя забывать, что Транснефть — это государственная системообразующая экономику России компания. Надо отдавать отчет, что финансовые операции, подрывающие функционирование системообразующих компаний, создают угрозу для безопасности экономики и обороноспособности страны. Если оставить этот случай без должного внимания и разрешить банкам и дальше безнаказанно осуществлять подобные операции, то вполне вероятно, что это самым пагубным образом отразиться на экономике страны», — уверен Алексей Буренин.

comments powered by HyperComments